За что воюют украинские шахтеры

Мир, который еще прошлой момент казался вполне нормальным, перевернулся с ног на голову. 12,7-миллиметровые крупнокалиберные пули летят с характерным омерзительным свистом и способны насквозь пробить защищенную боевую машину. Ни один бронежилет не держит смертоносного железа этой «породы». Любой трезвомыслящий человек (если вообще кто-то способен думать в первом бою), услышав вражеский НСВТ, нырнула бы на дно окопа. Но в бойца заботы были другие: услышать на слух, взглянуть в оптику, оценить направление и расстояние, откуда работает это падаль ?!

За несколько секунд командир получит доклад и отдаст приказ. Пройдут мгновения, длинные, как жизнь, и «послание-ответ» адекватного калибра надежно «успокоит» пулемет орков вместе с расчетом. «Видимо, испугались», – скромно прокомментирует герой внезапное прекращение активности врага.

В конце концов, о том, как вместе с товарищами отражал атаку российских боевиков, он рассказывать так же скромно, с легкой иронией. Не любит старший солдат говорить о войне. А шутить любит, потому что знает: юмор поддерживает веру собратьев. А глаза выдают серьезность и боль, которые привели героя в армию. А еще – глубокую порядочность, не позволяет стоять в стороне или отсиживаться в тылу. Такой он, старший солдат 53 Отдельного механизированной бригады с позывным «Шахтер».

Старший солдат «Шахтер»:

Воюю недавно. Начал только в этом году.

Мои обязанности на этой позиции? Наблюдать и не допускать врага.

Было такое, что лезли, пытались осуществить прорыв. Стараемся не пустить врага дальше.

Результативно стараемся? Конечно. Иначе нам нельзя. За нами наши!

Да. Имею двое детей. трех и семи лет. Уже понимают, где я. Уже с саду спрашивают, где отец? Как отец? Поддерживают. А как без этого? Без их поддержки было бы вообще трудно.

Или скучает жена? Очень. И очень волнуется за то, чтобы пришел живым. Иногда, когда можно, стараемся общаться. Позвонить, поговорить.

Обманываете, что все хорошо?

Да. Без этого нельзя (смеется – прим. Авт.). Для чего ей лишние нервы? Чтобы преждевременно поседела? Для чего оно нужно?

Как пережил первый обстрел? По нас работал УТЕС (НСВТ – прим. Авт.) Крупнокалиберный пулемет. И гранатометы. Естественно, первое ощущение – желание посмотреть, откуда. Это первое, что было, – увидеть, вычислить, откуда он работает. Чтобы знать, чтобы не было больше эксцессов в будущем.

Что произошло после этого? Ничего. Дали им ответ. И на этом все закончилось. Они затихли. Испугались, видимо (иронично улыбается. – прим. Авт.)

Страшно было? Ну как сказать. Не страшно, по-моему, только бессмертным. В каждой люди страх. Дело в том, что сознательно мне страх как таковой известен, поскольку я бывший шахтер. Я в шахте семь лет проработал. Поэтому, что такое страх – я знаю. Что такое потери и что такое «темное и страшное», – мне хорошо известно. Поэтому-то так, пережил. Плюс командование помогло. И ребята тоже поддерживают постоянно, поскольку я здесь первый раз.

Что общего между коллективом шахты и взводом? Дружественность. Сплоченность. Мы – как улей, как рой. Один рабочий коллектив – он есть, и все. Как-то так.

Как началась для меня война? Плохо. Война началась для нас тем, что взорвали электростанцию ​​и мы трое суток просидели в шахте. Не могли подняться на поверхность. Этим для нас началась война. Все наши жены собрались на шахте, а нас не могли оттуда достать. Этим вот началась война. Не совсем хорошим.

На службу пошел добровольно. Потому что надоело. Сколько можно, чтобы они (пророссийские боевики – прим. Авт.) Здесь творили свои «чудеса»? Хватит!

Планы на будущее? Пока продолжать службу. А дальше – поживем – увидим. Нельзя загадывать наперед.

Заветное желание? Чтобы закончилась эта война поскорее.

На какое окончания согласился бы?

Целостная Украины. И Крым тоже!

Пожелания боевым собратьям?

Удачи, вдохновения и здоровья!

А остальное все будет!

фото автора

%d блогерам подобається це: