Печальный конец авиационного музея

Каждому Луганчанину дорог наш музей авиационной техники. Многие из нас были там неоднократно, водили своих детишек посмотреть на чудеса авиастроения, восторгались гением конструкторской мысли советских авиаконструкторов.

Наличие в Луганске авиационного ремонтного завода и аэродрома делало наш город «летающим» и не чуждым авиационной отрасли. С началом боевых действий с авиацией в Луганске в принципе покончено. Аэропорт разрушен до основания, 2 месяца бойцы его утюжили, пытаясь выбить оттуда десантников ВСУ – не заладилось как-то с аэропортами у Новороссии.

Но теперь, мы можем потерять даже память о славных авиатрадициях нашей земли. Речь идет о музее авиационной техники. Напомню, открытие музея авиационной техники Луганского авиационного ремонтного завода состоялось 18 августа 1996 года. Инициатором создания этого музея был лично директор. Времена 1996 года отличаются большими сложностями в экономике. Самолеты резались на лом, курсанты училищ не летали, никакого финансирования авиации – везде царила постперестроечная разруха и шок. Везде, да не в голове у Мостового А.И. Он лично инициировал создание музея. Лично ездил по частям и аэродромам и спасал самолеты от пилы болгарки. Он упрашивал, аргументировал, обменивал самолеты и свозил их на завод. Команда под его руководством собрала более 60 экспонатов!

Самолетов, попавших в музей случайно – нет. Некоторые из них были первыми в серии, разработку других контролировал сам сын Берии, некоторые воевали, терпели крушение. Судьба каждого из них заслуживает отдельного рассказа. Однако сегодняшняя статья не о славном прошлом, а о печальных перспективах будущего.

Известно, что бывший директор авиа-ремонтного завода Мостовой А.И. попал «в немилость» у руководителей республики, подвергся репрессиям со стороны силовиков и ополченцев республики и вынужден был покинуть родной город. На место директора тут же по указанию Главы Республики был назначен некий – Тамилов Станислав Викторович. Личность Тамилова весьма интересна – в прежние времена он трудился на руководящей должности среднего звена на том же заводе, однако был уличен Мостовым в хищениях и ему, естественно, дали под зад. Само собой разумеется, с приходом в 2014 году народной власти все обиженные прежней властью элементы начали выбираться из под плинтуса по революционному принципу – «Кто был ни кем – тот станет всем».

Тамилова назначили «директором»  авиаремонтного завода. Были на то определенные причины. Осенью 2014 года Плотницкий и его компания вынашивали планы по организации собственных авиаподразделений в Республике. Идея состояла в следующем: завезти из Российской Федерации самолеты штурмовики СУ – 25 и подать их под видом отремонтированных и запущенных в эксплуатацию музейных экспонатов. Этот сценарий серьезно рассматривался, в эфире российских каналов даже вышел сюжет на эту тему, который должен был создать информационную основу для этого проекта.

Однако, оценив средства ПВО, имеющиеся на вооружении ВС Украины, и в силу ряда других причин от этой идеи отказались.

С тех пор, авиаремонтный завод под руководством Тамилова стал плавно превращаться в металлолом. Сотрудникам не выплачивали зарплату, задолженность нарастала, как снежный ком.

Ну, а музей вообще перестал финансироваться. Естественно, жителям Луганска, в условиях продолжающейся четвертый год войны, мягко говоря – не до музеев.

В связи с критическим финансовым положением указанных объектов у Плотницкого встал вопрос: «Что с ними делать?» От Тамилова потребовали предложений. Что может предложить руководитель, который в прошлом погорел на воровстве? Правильно, порезать – продать, а деньги поделить.

В настоящее время Плотницкий поддержал два варианта «развития» музея:

Вариант №1: Экспонаты музея будут частично проданы или подарены заинтересованным частным коллекционерам и кураторам из РФ, а для оставшихся самолетов предусмотрен вариант № 2: Демонтаж и продажа в качестве лома цветного металла.

Заметьте, все самолеты изготовлены из цветных металлов и даже в настоящее время, продав их как лом, можно заработать достаточно крупную сумму.

То, что удалось сохранить в лихих 90 годах, вероятно, погибнет сейчас.

Временщики о памяти не заботятся, когда это не касается их пиара или мобилизации местного населения на борьбу с «карателями из ВСУ» (я имею в виду ежедневные акции «Не забудем, не простим»).

Короче, печально всё это. Будем наблюдать за развитием темы.

%d блогерам подобається це: