Латвийская группа Dagamba дала концерт в Киеве

20 ноября 2019 года в Национальном дворце искусств “Украина” в Киеве состоялся концерт латвийской группы Dagamba с программой “LudwigVanRammstein”, который посетили более 1000 военнослужащих и членов их семей гарнизона города Киева при содействии заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Украины генерал-лейтенанта Сергея Наева и Центра морально психологического обеспечения Вооруженных Сил Украины Центр МПЗ.

Приходилось ли вам когда-нибудь видеть, как музыканты со скрипкой или виолончелью собирают стадионы? Нет? Группа Dagamba (Дагамба) доказывает – это возможно.

Пятеро креативных ребят с академическим образованием различных национальностей и культурного воспитания: латыш, литовец, украинец, итальянец и иранец объединились в единый организм группы Дагамба. Так же органично умудряются сочетать классику виолончелей с тяжелым звучанием хардкора, нетленные шедевры Вивальди, Моцарта, Бетховена и Баха с современными хитами Queen, Radiohead, Лакримозы, Рамштайна, а также эксклюзивно в подарок для украинских поклонников – Океана Эльзы.

За их плечами – более 100 успешных концертов в мире, множество европейских фестивалей, 5 уникальных альбомов и латвийский аналог Грэмми.

Украинская публика – замечательная и искренняя

20 ноября украинская публика увидела грандиозный концерт – одна из самых интересных и самых эксцентричных музыкальных программ группы LudwigVanRammstein в Национальном дворце “Украина” в Киеве. Перед концертом корреспондент Информационного агентства Министерства обороны Украины # АрмияInform Ольга Мосьондз расспросила в эксклюзивном интервью виолончелиста-фронтмена группы Вальтерс Пуце (Латвия) и Антона Троцюка (Украина) о секрете невероятного успеха, удается ли им так мирно уживаться вместе, как уживаются их композиции и полюбилась ли им Украина и украинская публика.

– Поздравляю в Украине, ребята. Какие предчувствия перед концертом?

– Вальтерс: Убеждены, нас ждет настоящий взрыв хороших эмоций, драйва. Наша программа достаточно эксцентричная – мы объединили величественных музыкантов мирового масштаба. Публика станет свидетелем их непростых взаимоотношений: сначала композиторы конфликтуют, потом дружат, далее – меняются ролями … Все это будет ощущаться не только в музыке, но и будет транслироваться на больших экранах Дворца Украина. Будет нереальный экшн. Знаю, насколько замечательная и искренняя украинская публика. Потому что с первой же композиции у нас сложились хорошие отношения, когда мы приезжали на концерт два года назад и в прошлом году на фестиваль MotoOpenFest. Поэтому, в этот раз ожидаем, что от нашей игры насладимся и мы, и наши слушатели.

– Если уж заговорили о публике, то чем украинская публика отличается от латвийской?

– Антон: Везде приятно выступать, но Украина – это что-то невероятное. Здесь настолько открытые люди, искренние, эмоциональные. Здесь сразу понятно, хорошо все получается или нет. В Латвии все наоборот. Там люди – интроверты, они держат чувства внутри. И когда ты играешь, сразу не понятно, нравится ли им твоя музыка.

– Вальтерс: С другой стороны жить в Латвии – это бонус для нас. Потому что постоянно кажется, что ты должен еще больше совершенствоваться, чтобы им нравилось. На самом деле, им уже все нравится (смеется). И когда приезжаешь в эмоциональны страны – выступать гораздо легче.

– Представляете, что тогда чувствуют группы, которые приезжают из «горячих» стран в Латвию?

– Вальтерс: Кстати да, интересно подметили (смеется). Надо будет с кем обсудить этот вопрос.

Вивальди – первый рокер в мире

– Слушая вашу музыку, которой безразличны любые рамки и стили, даже подумать не можешь, что ее исполнители не грубые мятежники, а интеллигентные ребята с академическим образованием. Расскажите, как собиралась группа?

– Вальтерс: Мы с Антоном дружим с детства – примерно лет с пяти. И уже тогда были единомышленниками. Нам нравилась академическая музыка, но одновременно слушали рок. Поэтому хотели играть классику так, чтобы это было современно и стильно. Я вам скажу по секрету, что об этом мечтают все академические музыканты, но не решаются выйти за рамки. Мы объединились в группу с еще одним парнем, который специализировался на электронной музыке, хип-хопе … С ним делали каверы попмузыки на виолончели с электронным битом. Но после первого альбома поняли, что хотим большего. Наш “электронщик” решил, что в таком случае нам не по пути. Поэтому начали поиск единомышленников. Как-то нас пригласили принять участие в шоу – где участники должны были играть модерную классическую музыку. Там познакомились с нашим нынешним клавишником – Дайнисом. Иранец Хамид приезжал в Ригу с концертом. Его менеджеры искали скрипача для сотрудничества и нашли в Ютубе меня. Скрипка и виолончель похожи, несколько только размерами отличаются (смеется). Когда мы встретились, он как раз преподавал игру на Дафи. Это один из старейших инструментов в мире, созданный более 8000 лет назад. И когда я зашел в комнату, где было около 15 учеников, и услышал звучание их инструмента – сразу же влюбился. Я пригласил Хамида в нашу группу. Несколько лет выступали вчетвером.

– Антон: Когда мы начали играть классическую музыку в новой концепции, наши дела пошли вверх. Мы поняли, что это нравится не только нам, но и людям. Ведь передаем классическую музыку так, будто она создавалась сегодня, играем не как в музее академической музыки, хотя это тоже важно – сохранять эти традиции, но не следует забывать о том, что время движется вперед.

– Вальтерс: Мы сделали аранжировки Кармина Бурана, и нас сразу пригласили на один из крупнейших фестивалей в Англии. Итальянца Артуро нашли тогда, когда должны были ехать на фестиваль в Италию, но нашему барабанщику не давали визу. Пришлось связываться с итальянскими коллегами, чтобы посоветовали барабанщика. Посоветовали Артуро. Он нас спас. Но так случилось, что в последнюю секунду перед вылетом Хамиду тоже дали визу и он поехал с нами. Тогда в Италии впервые играли тем составом, что есть сейчас, и поняли: вот наконец пазл полностью сложился. Никто не ожидал, что наша группа Дагамба будет именно такой, какой она есть. Но замечательно, что так все сложилось.

– Ваш группа – настоящий интернациональный коктейль: латыш, литовец, украинец, иранец и итальянец. Каждый имеет разные темпераменты, менталитет, культурное воспитание … как уживаетесь вместе? Бывают споры?

– Вальтерс: Нет. Музыка объединяет. Нет никаких проблем. Так мы разные, но у нас царит полная демократия – всегда побеждает лучшая идея. Поэтому никто не спорит, все что-то предлагают и радуются, когда находят нужный вариант. Неважно, кто именно идею принес, важно, что она есть.

– А дружите вне работы и выступлений? Может, вместе проводите свободное время, праздники?

– Антон: Поскольку большую часть времени проводим вместе, работаем, выступаем, гастролируем – практически живем вместе, то по окончании тура сразу разъезжаемся по семьям и совсем не хотим видеться (смеется). Стремимся к общению с другими.

– Бетховен-Рамштайн, Моцарт-Лакримоза … Сложно совмещать эти, казалось бы, несовместимые композиции?

– Вальтерс: Мы не выходим из зала, пока не найдем лучший вариант. По 10 часов репетируем какой-то кусок, пока не достигнем идеального звучания. Так наше творчество постоянно эволюционирует. Например, сначала сделали альбом, где пытались играть классическую музыку и рок, но не имели единой концепции. Это была настоящая сборная солянка – без всякой концепции. Потом поняли: надо записывать альбомы академическим путем. То есть, должен быть один композитор. Начали с Вивальди «Времена года», потому что считаем, что именно Вивальди был первой рок-звездой. Когда он жил и давал концерты, это было что-то нереальное. Был полный солдаут – аншлаг.

– Антон: Люди теряли сознание от его выполнения прямо во время концертов, так же, как на концертах Битлз.

– Вивальди – рокер? Удивили. Мне, как, наверное, большинству людей казалось, что классическая музыка – это нечто изысканное, элегантное. А рок – это … бунт.

– Вальтерс: Многие воспринимают классику как нечто рафинированное. На самом деле, в свое время эти композиции считали «попмузыкой». Поэтому, хотим вернуть ей жизнь в таком же духе, как тогда. Сочетая мелодии прошлых и современных лет, создаем новых композиторов – например, тот же Людвиг Ван Рамштайн. И практически сносим границы веков. Хотим сделать классику ближе к людям, а тяжелый рок – легче для восприятия.

Рамштайн – внук Бетховена

– Почему именно Бетховен с Рамштайном? Выбирая композитора сразу, знаете, какой «тандем будет»?

– Вальтерс: Нет. Мы хотели найти схожие фигуры в музыке за тем, как они шокировали публику. Бетховен в свое время ломал все каноны тогдашней музыки, делал все не так, как было принято в его времена. С Рамштайном похожая ситуация. Были другие варианты, например, Людвиг Ван Мэнсон … Но нам не хватило глубины. Рамштайн же так же из Германии, так же шокирует и возмущает публику своим искусством.

– Антон: Когда мы начали компоновать их музыку – поняли, насколько у них есть схожие моменты. Музыка как перетекает друг в друга, и порой мы сами не понимаем где границы. Мы начали шутить, что Рамштайн – внук Бетховена.

– Вы не думали привлечь к вашей пятерке музыкантов еще одного вокалиста, чтобы точно закончить пазл?

– Вальтерс: Часто привлекаем к выступлениям вокалистов, хор, Хамид круто выполняет Рамштайна иранской. Но на самом деле хотим остаться именно инструментальной группой. Ведь часто слова в музыке создают определенные рамки. В музыке ведь нет границ. Он может поехать в любую страну и не важно, на каком языке разговаривает – его музыку поймет каждый.

– Недавно вы добавили в репертуар кавер на композицию украинской рок-группы Океан Эльзы.

– Вальтерс: Да. Это сделано специально для концерта в Украине. Такой себе подарок. Мы хотели что-то сделать приятное для украинцев, а оказалось, эта работа стала очень приятной и для нас самих.

– Антон: Кавер на “Без бою” превзошел все ожидания. В частности, недавно у нас был тур Латвией, и на трех концертах мы решили поэкспериментировать и сыграть эту композицию. Фидбеки, которые получили, – оказались просто фантастическими.

– Океан Эльзы известны не только в Украине, но и имеют много поклонников за рубежом. Вы были на их концертах?

– Да, они приезжали в Латвию. Это замечательная стадионная группа. Мы считаем, что Океан Эльзы – одна из лучших рок-групп в Украине.

– Для кого-то еще записывали каверы с их рок-группами?

– Нет. Украина пока единственная. Поэтому, это эксклюзив (смеется)

Чем больше знаешь языков, тем лучше их чувствуешь

– Расскажите, что означает название вашей группы?

– Вальтерс: Когда учился в университете, мы проходили тему старинных инструментов. Мне бросилась в глаза да гамба. Есть такой очень древний инструмент виола да гамба – родственник виолончели. Там был перевод. С итальянской он означает – “к ноге”. А с латвийского словосочетание “к ноге” имеет еще одно, переносное значение – “все равно”. Понравилось, что в латвийской языке этот перевод имеет достаточно интересное значение. В моем понимании “безразлично” относится к различным рамкам и ограничениям. Можем делать все, что нравится, и не считаться ни с какими “правилами игры”. Это было еще лет за пять до создания группы. Когда начинали, было еще несколько вариантов названия.

– Например?

– Вальтерс: Хотели составить слово из первых букв наших имен: Вальтерс, Антон и Ричард. Потому что с латвийской “ВАР” означает “можем”. Однако оно созвучно с английским “война”. Поэтому передумали. Да и пафосно давать название из собственных имен, а мы ребята скромные (смеется). Есть много примеров групп со странными названиями. Например, группа нью-металл Корн – в переводе – “кукуруза”. Когда их спросили, почему так, они ответили – какая разница, какое название, важно то, что мы делаем.

– На этот раз выступите только в Киеве?

– Вальтерс: Да, это единственный концерт в этом году здесь. Потому что у нас одновременно был тур “Чайковский”. Вскоре везем Рамштайна и в Эстонию, и в Турцию, и другие страны. И работаем над новой программой. Пока не хочется раскрывать карты, но могу сказать, что это будет Бах.

– Учитывая постоянные туры, репетиции по 10 часов в день, есть ли время на отдых и личную жизнь?

– Вальтерс: У меня есть дочь, у Антона двое детей – сын и дочь …

– То есть, по крайней мере, два выходных у вас точно было?

– Антон: Да, было (смеется).

– Вальтерс: У Хамида тоже скоро должна родиться дочь, у Артуро и Дайнис есть любимые девушки.

– А на каком языке общаетесь в группе?

– Вальтерс: На латвийском. Правда, Хамид сейчас только его изучает, поэтому с ним чаще пока на английском.

– Антон: Я, например, концептуально с ним стараюсь разговаривать именно на латвийском. По собственному опыту знаю как это важно, когда учишь язык, потому что до 14 лет вообще не разговаривал на латвийском. Так сложилось, что дома родители говорили по-русски, меня отдали в русскую школу … Прогресс произошел, когда пошел учиться в музыкальную школу. У нас была общая преподавательница на виолончели, по совместительству тетя Валтьерса, именно она помогла хорошо изучить латвийский. На каждом уроке давала по 10-15 слов, которые я должен был изучить до следующего занятия. Такая систематическая работа дала больше, чем уроки в школе. И на госэкзаменах не возникло никаких проблем. Хотя у многих латышей были. Поэтому сделал вывод: чем больше знаешь языков, тем лучше их чувствуешь.

– Вальтерс. Самое интересное, что когда мы начали дружить, я не знал русского, а Антон – латвийской, но это не мешало нам понимать друг друга.

“Дома моего детства на Донбассе уже нет …”

– Антон, вы украинец по происхождению, хотя всю жизнь прожили в Латвии. Ваши родители из Донбасса. Помните, как приезжали к бабушке?

– Да. Ежегодно приезжал к бабушке в живописный поселок на востоке Украины – примерно 100 километров от Донецка. Там всегда много зелени – для меня это вечный летний сад.

– А какие блюда любимые?

– Антон: Кухня здесь безусловно очень вкусная. Борщ, сало, пампушки – неизменные три кита украинской традиционной кухни. Вареники невероятно нравятся. Медовуха, хреновуха … правда во время туров не позволяем себе выпивать, потому что это повлияет на качество игры (смеется).

– Ваши родители украинцы?

– Антон: Да. У меня здесь жили бабушки. Тетя сейчас живет в Киеве. Она приезжала к нам в Латвию, но, к сожалению, из-за графика не удалось с ней там увидеться. Однако два года назад, когда выступали в Ивано-Франковске, она пришла на наш концерт. Помню, подошла ко мне и говорит: “До сих пор помню, каким ты был сорванцом в детстве. Таким и остался”. Она рассказала, что я малым тоже не любил никаких ограничений, и когда ее заставляли за мной ухаживать (тетя старше меня на … 4 года), то я постоянно убегал от нее. Она получала за это от бабушки.

– Несомненно, вы знаете о ситуации в Донбассе. Что сейчас с тем домом, в котором вы росли …

– Антон: Я знаю, что его уже нет … Это очень большая для нас трагедия и тяжелая тема. Мои родители недавно ездили посмотреть, что там с домом, увидели, что не осталось ничего. У нас было там довольно много земли, хороший дом … Но кроме материального ущерба, огромные потери также и эмоциональные. Очень трудно видеть и знать, что разрушено твое родное, близкое … С этим местом связаны самые теплые и приятные воспоминания.

– А обсуждают эту тему в Латвии?

‒ Вальтерс: В 2014‒2015 годах она у нас просто не сходила с ленты новостей. Сейчас в массмедиа ее обсуждение немного стихло, но новости всегда есть. Ведь в нашей стране проживает очень много украинцев, почти каждый второй имеет родственников или знакомых здесь.

-А кого все же поддерживает большинство латвийцев?

– Вальтерс: Украину, конечно. Это огромная трагедия для людей. Все болеют за вас и мечтают, чтобы все быстрее закончилось.

И мы ждем вас в Европе. Здесь не так плохо, я вам скажу (смеется). У нас действует Шенген. Каждый путешествует практически без границ. Берешь паспорт – и вперед. Благодаря этому происходит стремительный культурный обмен между странами, они развиваются быстрее. Например, в Риге раньше, кроме латвийского и русского, редко можно было услышать какой-то другой язык. Сейчас просто гуляя по улицам, слышим много языков. Некоторые волнуются, что так можно раствориться в другой культуре и потерять свою. Но убежден, что это общество будущего, которое просто надо принять. Наша группа Дагамба, полностью интернациональная, это зеркало современного общества.

– Что пожелаете украинцам?

– Желаем украинцам больше слушать хорошей музыки, не бояться экспериментировать ни с жанрами, ни со стилями, ни с исполнителями. Ведь музыка объединяет, освобождает от границ, делает сознание глубже и шире. Чем больше мы будем слушать музыки, тем дружнее станем.

Беседовала Ольга Мосьондз

Фото Дмитрия Юрченко

%d блогерам подобається це: